В ходе проведения научной конференции нам удалось побеседовать с З.В. Ивановским…

|||В ходе проведения научной конференции нам удалось побеседовать с З.В. Ивановским…

В ходе проведения международной научной конференции по проблемам глобальной̆ безопасности нам удалось побеседовать с З.В. Ивановским, доктором полит. наук Института Латинской Америки РАН:

– Каковы Ваши впечатления от Форума?

-У меня сложилось положительное впечатление по многим причинам. Очень приятно, что Первый международный форум по проблемам глобальной безопасности приурочен памяти выдающегося советского дипломата А.А, Громыко, который приложил множество усилий для укрепления положения нашей страны на международной арене. Кроме того, очень интересно обменяться мнениями с крупными специалистами институтов РАН и других ведущих высших учебных заведений. Казанский федеральный университет, в котором я побывал впервые, произвел на меня благоприятное впечатление: я считаю, что он ничем не хуже, а может быть даже и лучше ведущих вузов Москвы. Думаю, что мы будет продолжать сотрудничать с ИМО. Хочется надеяться, что проведение таких мероприятий станет традиционным.

 

-Со времён Кубинской революции у власти были братья Кастро. Можно ли считать, что после их ухода произойдет изменение внешнеполитического курса Кубы?

– Вы знаете, пока этого не произошло. Я образно называю Рауля Кастро кубинским Дэн Сяопином. Несмотря на то, что он освободил пост председателя Государственного Совета, он является Первым секретарем ЦК Коммунистической партии Кубы. Тем не менее, Рауль Кастро является своего рода патриархом кубинской политики, а президент Кубы Мигель Диас-Канель – исполнителем, который заявлял о преданности идеалам Кубинской революции. Поэтому и после ухода Кастро с политической арены изменения если и будут, то видимо очень медленные. Важно также отметить, что была принята новая конституция, за неё проголосовало более 80% населения, значит, страна будет жить по новой конституции. И наконец, нельзя не брать во внимание взаимоотношения Кубы с США. Мы знаем, что Барак Обама установил дипломатические отношения с Кубой, после чего началось постепенное потепление отношений. Трамп же ограничил денежные переводы, ввел ограничение на туристический поток, и эти отношения фактически вернулись к периоду холодной войны. Факторов, которые могут повлиять на изменение вектора внешней политики Кубы, очень много. Рауль Кастро – уже политик преклонных лет, и неизвестно, что будет, когда он уйдёт из политики. Во-вторых, всё будет зависеть от выборов в США: если Трамп победит, то он продолжит антикубинскую политику, если будет новый президент, то не исключено, что произойдет смягчение отношений.

 

-Возможна ли, по Вашему мнению, военная интервенция на территорию Венесуэлы со стороны США и её союзников?

-С того момента, как появилась идея военного вторжения, я сразу сказал, что ее воплощение в жизнь маловероятно, и она носит скорее пропагандистский эффект, как форма давления на Венесуэлу, хотя и само правительство Николаса Мадуро не исключает такого развития событий. Но даже когда Дональд Трамп высказал такую идею, против неё выступили все страны Латинской Америки, в том числе и правые, потому что это создало бы определённый прецедент или возвращение к старой политике канонерок. По моему мнению, возможно введение новых санкций и использование других невоенных форм давления. Буквально на днях были подписаны соглашения с Гуайдо о выделении дополнительных денег на финансирование оппозиции. К тому же, один из последователей американского президента, Жаир Болсонару, выдвигал идею об интервенции в Венесуэлу, но все бразильские генералы высказались против. Обобщая, идея военной интервенции практически полностью исключается.

2019-10-15T01:40:42+03:00

About the Author:

Translate »